Пуштуны - Форум
Среда, 07/12/2016, 13:28
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Политика и финансы » Народы мира » Пуштуны (народ Афганистана)
Пуштуны
RossianinДата: Четверг, 13/08/2009, 14:08 | Сообщение # 1
Администратор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 147
Награды: 2
< >
Пуштуны - самый многочисленный народ Афганистана

Существует ли решение афганской героиновой проблемы?

Современный Афганистан является «признанным лидером» в производстве опиатов в мире. Анализ причин сложившейся ситуации ставит перед нами многие вопросы.

Кто производит опиум на территории страны? Кто транспортирует? Кому это выгодно? Каковы способы решения данной проблемы?

Чтобы разобраться в данной теме, необходимо начать с самого главного – с людей. Большинству людей не так много известно о пуштунах - основном населении Афганистана.

В настоящее время пуштуны являются основным населением Афганистана (около 55%), значительная часть пуштунских племен сосредоточена на территории Пакистана. Язык - пушту, относится к группе иранских языков индоевропейской семьи и имеет некоторую общность с сако-тохарскими языками.

Процесс формирования пуштунской этнолингвистической общности завершился, видимо, к рубежу первого и второго тысячелетий нашей эры (1).

Территория первоначального расселения пуштунских племен была ограничена районом Сулемановых гор.

К 13 - 14 векам, пуштуны заняли Газнийское плато, часть Пешаварской долины, вышли к Кабулу. В 14 - 15 веках, ими были заселены окрестности Кандагара. Такое расширение ареала обитания было вызвано тем обстоятельством, что оседлое население этих мест было истреблено монголами и Тимуром (2).

Ислам пуштуны приняли не ранее 10 века. Первое "пуштунское" государство - империя Дуррани, было создано в 1747 году Ахмад-шахом. До этого, правда, существовали феодальные княжества: Акора, Тери , Хаттакское, Гильзайское и Абдалийское (3).

В настоящее время сохраняются субэтнические группы или племенные объединения. Наиболее известные: дуррани и гильзаи, а также вазиры, хоттаки, афридии, шинвари, моманды, юсуфзаи, оракзаи, хугиани, сафи, какары. Все пуштуны мусульмане – сунниты, кроме группы дзадзи – шиитов.

Основу экономики составляло кочевое и полукочевое скотоводство, однако, существовали и оседлые племена с преобладающей ролью земледелия. Одно из кочевых пуштунских племен - "повинде" специализировалось на торговле. Племена имели строго определенную территорию. До нашего времени в некоторых местах сохранились укрепленные замки и башни "кала" (4). Социальная организация племен была неоднородной, некоторые племена имели демократическое устройство, например -керларнийские. Западные пуштуны имели иерархическую организацию с ханами во главе. Основу пуштунского социума составляли свободные общинники, однако были и зависимые категории, рабы. Высшим органом власти являлась "джирга" - собрание мужчин - глав семей. Если, достаточно условно, попытаться определить "вертикаль власти" традиционного пуштунского общества, то получится - "адат, джирга, хан" (5).

Воинственность пуштунов вряд ли подлежит сомнению. В этом могли убедиться и английские войска в 19 веке и уже в 20 веке советские войска. Интересно, что пуштуны, косвенно, помогли некоторым племенам северо-восточной части современной Индии, конкретно, нага в их борьбе против английских колонизаторов, в 1851 году, когда англичане решили прекратить операции на территории нага, т.к. были заняты борьбой против афганцев (6).

История пуштунов насыщена военными событиями, вторжениями на территорию их проживания армий Чингис-хана и его потомков, Тимура, Бабура. Им (афганцам) пришлось отстаивать свою независимость в борьбе с индийскими Моголами, сефевидским Ираном и Надир - шахом.

Первые относительно подробные описания афганцев (пуштунов) оставил Бабур, прошедший через их земли. Не смотря на то, что пуштуны пытались оказать и оказывали упорное сопротивление, особых проблем они ему не доставили из-за неорганизованности своих действий, разрозненности и видимо, худшего вооружения. Однако они постоянно тревожили отряды Бабура нападениями, засадами. Причем часто не пугались заведомого превосходства противника и, по крайней мере, всегда демонстрировали свой боевой дух: «афганцы отряд за отрядом начали подходить со всех сторон. Спустившись на равнину, они принялись подстрекать нас к бою...» (7) (события 1507-1508 гг.) «...На холмах у подножия горы показалось несколько злополучных афганцев. Мы во весь опор помчались в ту сторону; большинство афганцев убежало, но некоторые по глупости уперлись и остались стоять на небольших холмиках у подножия и на склонах горы» (8).

Стоит заметить, что эти несколько человек остались стоять перед фронтом целого войска Бабура. «...те, которые переправились напротив острова, полагаясь на глубину реки в этом месте, взяли в руки сабли и начали чваниться играя ими» (9). «В ту же ночь Иса-Хайлей (деревня, прим. автора) произвели на нас ночной набег» (10). Бабур отмечал, что пуштуны строят укрепления на горах - «сангары». Такая практика обычно подтверждает наличие межгрупповых столкновений. Уже в начале 19 века о пуштунах писал следующее С.М. Броневский - "Авганцы управляются царем под названием шаха, по причине междоусобий, существующих между разными коленами, последуют более частным видам своим, нежели царской власти; кратко сказать, политическое их существование есть постоянное возмущение против законной власти и всегдашняя война против соседей. Притом грабительства и раззорения, производимыя авганцами, сопровождаются с свойственной им жестокостью и безчеловечием в высшей степени, так что купцы еще более опасаются авганцев, нежели сеиков (сикхов прим. автора)" (11). О духовных представлениях пуштунов можно судить по пословицам, фольклору; например: «Паштун родился с саблей, с саблей вырос, и умрет от сабли» или строки из песни «Умри в бою, а я покрою твою могилу шалью» и «Если тебя ранят - это хорошо, мне будет чем гордиться» (12).

Существовал (да, наверное, существует и сейчас) у пуштунов институт кровной мести, со строгой и четкой регламентацией. Например, убийство мужчины оценивалось в один хун (единица равная стоимости жизни взрослого мужчины, прим. автора). Убийство собаки тоже оценивалось в 1 хун, как в Нагорном Дагестане, где за убийство собаки можно было убить ее обидчика. Прелюбодеяние и у пуштунов и на Кавказе наказывается убийством, обязательно двойным, т.е. надо убить и жену и любовника. Женщину можно было убить с отсрочкой в течение года, что так же соответствует адатам некоторых народов Северного Кавказа. Если этого не происходит, муж подлежит ответственности за убийство любовника жены. Женщина, в целом, имеет более низкий статус, чем, например, на Северном Кавказе, стоимость одного хуна равна трем женщинам. За одного убитого мужчину отдают трех женщин (живых). Одна девушка - «спинпайце» - свадьба не устраивается, другая «гвыстлака» - свадьба играется, и третья - «вырный» - грудная девочка отдается в потерпевшую семью (13). В Нагорном Дагестане, если было принято решение о мирном урегулировании конфликта, виновная сторона рассчитывалась скотом или, позже, деньгами).

Интересна и «любовь» пуштунов к кошкам, так убийство кошки оценивается в 7 хун, что, если посчитать в женщинах будет равно 21.

Представляют интерес и некоторые элементы свадебной обрядности пуштунов. В первую очередь это стрельба по мишеням женихом и его родней, во время встречи свадебного поезда родней невесты. Такая форма инициации или «тестирования» будущего мужа на предмет его боевых качеств, применялась на всем Северном Кавказе и в Закавказье. Большое значение в традиционной культуре афганцев имел обычай примирения, прошения кровника - «нынавата». Виновный вместе с уважаемыми людьми входит в дом к потерпевшему у него (виновного) во рту пучек травы, нож в руке, саван на плече, на шее веревка. Просит прошения у отца и матери убитого (14). Совершение нынавата - крайний шаг, многие не могли пойти на это. Но не принять нынавата - позор! Вот как описывает этот обычай Бабур: «Афганцы, когда не могут сражаться, приходят к своим врагам держа в зубах траву, они как будто говорят «я твой бык». Этот обычай мы узнали там (Кохат, Хынгу, прим. автора), бессильные сопротивляться афганцы пришли с травой в зубах» (15).

У пуштунов существует кодекс чести подобный адыгэ-хабзе (система этических представлений у адыгских народов) - «паштунвали», который объединяет нравственные установки этноса, четко определяет должное и недопустимое.

Для афганца (пуштуна) гостеприимство - святая и почетная обязанность. В пуштунских поселениях существуют особые помещения «худжре» для гостей, их функции аналогичны кунацкой. «Приведи тебя Господь!», «Приходи всегда и в любое время» -стандартизованные формы приветствий. Гость мог находится под защитой одного домохозяйства или всего села. Ущерб нанесенный гостю ложился позором на хозяина или на все село (16). Вспомним события недавнего прошлого, мулла Омар мотивировал свой отказ выдать Усаму бен Ладана именно обычаями гостеприимства. Дело даже не в том, чем он руководствовался на самом деле, а том, что он апеллировал к нормам традиционного права к пуштунвали, оправдывал ими свои действия. Это говорит о значимости этих норм для пуштунов и в настоящее время.

По данным исследования проведенного среди афганской и непосредственно пуштунской диаспор Москвы (в начале 21 века), в вопросах этнической идентичности большинство опрашиваемых ориентировалось на пуштунвали: «большинство пуштунов, включая и сторонников первой позиции (т.е. высказывавших мнение о единстве всех афганцев и пуштунов и таджиков и хазарейцев вне Афганистана, на чужбине, прим. автора) отвечая на вопрос, «Что значит быть настоящим афганцем?», обязательно говорят о пуштунвали - пуштунском кодексе чести» (17).

На протяжении значительной части своей истории, пуштунские племена испытывали негативное экзогенное воздействие выраженное в военных акциях, сами отличались высокой военной активность и имели специфические институты ее ограничивающие. В настоящее время, подавляющее большинство пуштунов сосредоточенно в двух граничащих друг с другом странах, Афганистане и Пакистане. Конечно, можно рассматривать эту этническую общность, как «разделенный народ», так же как курдов, осетин, лезгин. Однако, в данной ситуации не все так однозначно.

Во-первых, пуштуны проживают достаточно компактно и афганско-пакистанская граница очень условно разделяет этот этнический массив. Граница эта является проницаемой, и сам факт разделения не актуализирован в сознании рядовых пуштунов. Хотя, среди политических элит Афганистана, вопрос о легитимности границы, периодически обсуждался (напомним, что эта граница была весьма условно обозначена англичанами во время британо-афганских войн).

Во-вторых, практически везде, в регионах своего расселения пуштуны составляют численное большинство, и кроме того, занимают доминирующее положение в политической, экономической жизни общества. Даже в Пакистане, в районах традиционного расселения пуштуны играют большую роль в вопросах региональной политики. Все это коррелирует с высоким статусом этой группы и что очень важно с высокой самооценкой своего этно-социального статуса. В отличие от курдов, которые, так же имели не низкий статус и групповую самооценку, но были вынуждены взаимодействовать, и не всегда успешно для себя с центральными правительствами таких стран как Османская империя, Иран, пуштуны такого опыта не имели, и Афганистан, как единое централизованное государство был сформирован пуштунскими политическими элитами.

Прикрепления: 0699095.jpg(12Kb) · 6522301.jpg(34Kb) · 4640098.jpg(21Kb) · 1287733.jpg(8Kb) · 7070902.jpg(22Kb)
 
RossianinДата: Четверг, 13/08/2009, 14:12 | Сообщение # 2
Администратор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 147
Награды: 2
< >
Стоит еще отметить важность религиозной, мусульманской идентификации. Вообще, в традиционных этногенетических конструкциях пуштунов, существует представление, о том, что все пуштунские племена произошли от братьев Кайаса (одного из потомков Адама), следующий идентификационный уровень – обще-исламское единство. Такая позиция позволяет быть толерантными, находить общий язык с живущими рядом народами. Не мусульманами до 19 века были только нуристанцы, позже принявшие ислам и население западной части современной Индии, по отношению к которым пуштуны выступали как завоеватели.

Современная ситуация в Афганистане отличается динамичностью, в последние десятилетия, и даже за последние несколько лет, мировое сообщество могло наблюдать, неоднократную смену политических режимов и элит в этой стране. К сожалению, перемены сопровождались ведением боевых действий, разрушением экономики страны и отдельных домохозяйств, другими негативными последствиями.

Проблемы Афганистана имеют не только локальное, региональное значение. Интенсивное производство и масштаб экспорта опиатов в другие страны придает афганской ситуации мировое значение. Длительное пребывание коалиционных сил не только не решило проблему, но и не создает предпосылок для ее разрешения.

Тяжелейшая социально-экономическая ситуация в стране, практически не оставляет выбора для основной части населения. Единственной возможностью обеспечить свое существование, существование своей семьи, является участие в производстве, обработке и транспортировке опиатов.

Интересный эффект в современных условиях дало традиционное устройство афганского общества. В условиях отсутствия или слабой центральной власти племенная и общинная структура социальной организации пуштунов способствовали развитию не крупных, автономных, мобильных общественных гетерогенных систем. Собственно говоря, у пуштунов существуют как племена (эгалитарные общности), так и вождества (иерархические структуры, имеющие во главе, формализованных лидеров, в данном случае ханов). И племена, и вождества состоят в свою очередь из общин имеющих разную форму автономии. Различные племена и вождества практически политически и экономически не зависимы друг от друга и от центральной власти, однако имеют системы горизонтальных связей, как политических, так и экономических. Значимые вопросы могут решаться на совете (джирге) племени, группы племен.

Известны примеры и обще-афганской джирги. Экономическое взаимодействие заключалось в разделении труда, связанном с освоением различных экологических ниш. Количество кочевых скотоводов составляет около 20% пуштунов (18), остальные земледельцы. Кроме того, исторически существовала система караванной торговли, система торговли связанная с сезонными перекочевками скотоводов. Ярким примером может служить племя «повинде», для которого торговая деятельность (совмещенная с номадизмом) стала, по сути специализированной.

Караванная торговля это не только тропы, погонщики верблюдов и т.п. В первую очередь это система взаимных гарантий, страховок связанных с безопасностью груза охватывающая не только «отправителя» и конечного «адресата», то и территории транзита. В конце 20 века эта система была использована и отработана, в том числе, и на поставках вооружений через территорию Пакистана афганским моджахедам для борьбы с советскими войсками.

Если, мы вспомним еще, о роли «пуштунвали», который в данном контексте можно уподобить уставу современных армий и, который, определяет единообразность понятий, представлений и действий практически на всех территориях населенных пуштунами, вне зависимости от их политических убеждений, ориентаций, то мы придем к выводу, что сложившаяся ситуация и имеющаяся в наличии система создают оптимальные предпосылки для развития наркоторговли.

Не стоит забывать и о том, что Афганистан многонациональное государство. Исторически существовали этнические специализации, например, городское население, интеллигенция были представлены в основном таджиками. Во время боевых действий с Советской Армией, военные отряды моджахедов формировались, в основном, по этническому признаку. После выхода на политическую арену и театр военных действий талибов, линия разлома с их противниками прошла, кроме идеологических, религиозных и иных факторов и по этническому признаку. Представители Северного альянса - это национальные меньшинства Афганистана: таджики, узбеки, туркмены. Большую роль во внутренней политике играет и регионализм, отсутствие развитой транспортной сети, систем связи, естественные географические преграды, различные климатические условия оказавшие влияние на формирования отличных хозяйственно-культурных типов, создают предпосылки для автаркии провинций, регионального сепаратизма.

Всего же, в Афганистане проживает более 40 (!) народов, Наиболее многочисленны пуштуны, их количество в стране составляет около 10 млн. человек и почти 20 млн. в соседнем Пакистане.

Около 5,6 млн. таджиков, 1,7 млн. хазарейцев, 1,4 млн. узбеков, 500 тыс. туркмен, 480 тыс. чараймаков, 200 тыс. брагауи, 200 тыс. белуджей, и т.д.

При неблагоприятном развитии ситуации, в условиях ухудшения социально-экономических условий, отсутствии адекватных и легитимных властных структур, возможно обострение этнических противоречий.

Существуют ли какие-то пути решения проблемы Афганистана? Конечно, стоит констатировать тот факт, что ввод коалиционных войск в эту страну был стратегической ошибкой. Вероятно, после событий 11 сентября, имело смысл воздействовать на отдельные очаги террористов, с помощью локальных силовых акций, при сохранении режима талибов, развертывания с ними переговорного процесса. Что могло бы сочетаться с поддержкой оппозиционных сил, в том числе Северного альянса. Вывод войск США и их союзников, в данной ситуации может только ухудшить положение дел, как это случилось и после вывода Советской Армии из Афганистана. Под радостные возгласы мировой и советской «демократической» общественности.

"Демократической" намеренно взято здесь в кавычки, т.к. по нашему разумению, демократия предполагает в первую очередь ответственность, а кто из тех кто призывал к скорейшему выводу 40 армии из ДРА возьмет на себя ответственность за сотни тысяч погибших афганцев в гражданских войнах, приход к власти абсолютно маргинальных групп, и в конце концов, за тоже 11 сентября?

Политическое строительство не возможно без какой-либо экономической базы, но что делать, если последние, три десятка лет, основой экономики Афганистана была война и сопутствующие виды деятельности? В последние годы неслыханными темпами растет производство опиатов. Собственно, есть только два способа борьбы с производством наркотиков.

Первый – силовой, уничтожение различными способами, в том числе и с помощью авиации, применения химических средств, посевов опийного мака. В этом случае, миллионы простых афганцев окажутся на грани голодной смерти, что заставит их взяться за оружие и выступать против правительства Карзая, против сил международной коалиции.

Второй способ – плавное перепрофилирование экономики, внедрение других (имеется в виду не наркосодержащих) сельскохозяйственных культур. Что очень непросто, так как прибыль от производства опийного мака намного превосходит прибыль от иных сельхозкультур. В последнее время высказываются интересные предложения о скупке урожая опийного мака непосредственно у крестьян, на корню. Однако, в условиях отсутствия должного контроля и коррупции, где гарантии, что часть приобретенного таким образом мака не попадет, в конечном счете, к наркоторговцам? И кто или что помешает крестьянам увеличить посевные площади и продавать опийный мак и официальным закупщикам и наркодилерам?

Логичным представляется сочетание этих подходов, однако, стоит, наверное предположить, что без привлечения широкого круга международных экспертов, практиков, в области развития сельского хозяйства и борьбы с производством и распространением наркотиков, и в первую очередь из сопредельных стран, из регионов со сходными социально-экономическими показателями, трудно рассчитывать на успех.

Как показал опыт последних лет, политика западных стран в Афганистане отличалась негибкостью, догматизмом, в жертву идеологическим представлениям приносились реальные возможности по улучшению ситуации. Достаточно часто игнорировались местные обычаи, традиции. Достаточно вспомнить практически насильственное введение в состав первого правительства Афганистана женщины и т.п. Большую роль в деле борьбы с производством и потреблением опиатов могли бы сыграть и исламские религиозные авторитеты.

Примечания:

(1) Ганковский Ю.В. Народы Пакистана. М, 1987. С.31
(2) Там же. С.42
(3) Страны и народы. Зарубежная Азия. Отв. ред. Прошин Н.И. М.1979. С.89
(4)Там же. С.89
(5) Там же. С.90
(6) Празаускас А.А. Северо-восточная Индия. Этническая ситуация и политика. М, 1981. С.48
(7) Бабур. Бабур-наме, Ташкент 1993. С.201
(8) Там же. С. 161
(9) Там же. С.161
(10) Там же. С. 159
(11) Броневский СМ. Новейшие известия о Кавказе собранныя и дополненныя Семеном Броневским. СПб, 2004. С.105
(12) Лебедев К.А. Афганский народ - паштуны. М, 1997. С.23
(13) Там же. С.20-31
(14) Лебедев К.А. Афганский народ - паштуны. М, 1997. С.34
(15) Бабур. Бабур-наме, Ташкент 1993. С. 140
(16) Там же. С.27
(17) Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М, 2003. С.166
(18) Народы и религии мира. Большая советская энциклопедия. М, 2000, под. Ред. Тишкова В.А.(электронная версия)

Об авторе

Драмбян Михаил Игоревич, социальный антрополог, заместитель директора Института демографии, миграции и регионального развития.

Прикрепления: 1936126.jpg(21Kb) · 1462728.jpg(18Kb)
 
Форум » Политика и финансы » Народы мира » Пуштуны (народ Афганистана)
Страница 1 из 11
Поиск: